January 28th, 2012

фото

(no subject)

Получив коммент на свой давний пост, я перечитал еще раз стих Александра Сергеича и обнаружил, что несколько односторонне, только с мужской стороны, подошел к литанализу.
Вот ключевая фраза – «И делишь наконец мой пламень поневоле!»
Это как это – «поневоле»?
По неволе человек обычно делает только то, что ему не нравится, но вот обстоятельства так сложились…
То есть скромниц, в отличие от вакханок, которые простодушно отдаются наслаждению, оно, это наслаждение, чем-то не устраивает.
Странные они какие-то, эти скромницы… им предлагают наслаждение, от которого они отбиваются из всех сил, но в конце концов вынуждены ему уступить.
Клиника, однако…
Ну, допустим, это не клиника, а воспитанная добродетель.
А автор стиха выдергивает невинные души из их благости прямо в объятия порока и при этом уверен, что так это и дОлжно делать.
«Ай да Пушкин, ай да сукин сын!…»